Клинический центр

им. И.М. Сечёнова

Клинический центр Первого
Московского государственного
медицинского университета
имени И.М. Сеченова

Распознать болезнь

Распознать болезнь 27.02.2019

          Сегодня медицина может многое. Чего стоят высокотехнологичные операции, доступные в большинстве российских клиник. Но есть недуги человеческого организма, которые с трудом поддаются диагностике. И среди них – лечение заболеваний поджелудочной железы. Нужен прорыв в диагностике. И выполнение эндоскопических ультразвуковых исследований может помочь его совершить. О развитии этого направления исследований рассказывает заведующий отделением диагностической и лечебной эндоскопии Университетской клинической больницы № 2 Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова кандидат медицинских наук Павел ПАВЛОВ.

– В Шанхае недавно прошла XXI конференция по эндоузи. Так получилось, что я был одним из немногих иностранных лекторов, выступившим с сообщением о различных аспектах эндоскопического ультразвука в современной клинической практике. А ещё в Шанхайском пульмонологическом госпитале показал мастер-класс по эндоузи с пункцией опухоли поджелудочной железы.

В нашей стране накоплен солидный опыт выполнения эндоскопических ультразвуковых исследований (например, в Сеченовском университете). В среднем за неделю в нашем отделении их проходит несколько – часть заканчивается пункционным взятием материала из опухоли, другая – из подозрительных образований, лимфоузлов, изменённых тканей, которые не удаётся дифференцировать другими методами диагностики. Очевидно, что наиболее эффективное применение эндоузи - обследования при заболеваниях поджелудочной железы, которые встречаются всё чаще. Такая диагностика – дело весьма сложное и кропотливое, требующее строгой последовательности выполнения и использования дорогостоящего эндоскопического оборудования.

Внешне оно напоминает обычный гастроскоп. То же тело эндоскопа, та же рукоятка. Кардинальное отличие – на кончике подобного прибора находится ультразвуковой датчик, который вводится в организм человека. Плюс ко всему обязательно наличие ультразвукового процессора-комбайна. Всё это стоит немалых денег. По этой причине, увы, не каждая больница может внедрить названный метод в повседневную практику. Конечно, не способствуют его распространению и недостаточные знания об эндоузи среди российских врачей, нехватка опыта и знаний у специалистов.

Между тем на Западе этот метод чрезвычайно распространён. В Нидерландах, где я обучался в течение двух недель эндоскопическому ультразвуку у профессора Марка Бруно в Медицинском центре Университета Эразмусь (Роттердам) в Департаменте гастроэнтерологии, подобные исследования ведутся ежедневно, иногда делается по 10 эндоузи. Почему так много? В Нидерландах в клиническую практику внедрён скрининг рака поджелудочной железы. Это единственная страна, если не ошибаюсь, где доступны подобные обследования. В этом государстве все граждане при прохождении диспансеризации сдают анализ на специфические онкомаркёры. Доказано, что их уровень серьёзно повышается при раке молочной железы и при проблемах с поджелудочной.

В случае если титр онкомаркёра повышен, такой пациент направляется на эндоузи. Стоит особо отметить, что чем меньше опухоль, тем точнее эндоузи определяет эти изменения в ткани поджелудочной железы по сравнению с КТ (или МРТ) с использованием контрастного вещества. В России чаще всего на подобное исследование направляют хирурги-онкологи с подозрением на новообразования поджелудочной железы, а также по поводу болей, резкой потери веса, гепатита. Всем пациентам на первом этапе выполняется МРТ или КТ, и только после визуализирования неких новообразований, теней, дополнительных включений в паренхиму поджелудочной железы им назначают эндоузи.

Такое исследование является и диагностическим, и хирургическим одновременно. Мы можем не только посмотреть, но и пропунктировать тонкой иглой новообразование и получить из него те клетки, которые попадают на анализ посредством аспирации вакуумным шприцем. Это могут быть и столбики тканей, и отпечатки. Дальше следует гистологическое исследование. В результате диагноз не просто предположительно подтверждается, а чётко фиксируется патоморфологом.

Увы, пока эндоузи в России не входит ни в один медико-экономический стандарт ОМС. И поэтому исследование может быть проведено только платно. А его стоимость сильно варьируется от клиники к клинике в зависимости от того, какие расчёты утвердила администрация. Существует несколько типов эндосонографий. Если проанализировать их среднюю стоимость, то получится, что исследование стенки гастростромальной диагностики опухолей, лимфом, липом стоит около 4 тыс. руб. Это самое недорогое обследование. Эндосонография панкреатобилиарной зоны наиболее сложная, она может длиться больше часа и стоит 8 тыс.

К сожалению, не во всех даже онкологических медучреждениях делают эндоузи. Может быть, десяток больниц наберётся в столице, которые активно применяют этот метод. О маленьких городах и райцентрах нашей страны вообще не приходится говорить.

Как специалист, проработавший 10 лет в Московском научно-исследовательском онкологическом институте им. П.А.Герцена, не могу представить современную онкологию без эндоузи. При недешёвой стоимости самой процедуры (как всегда это бывает, высокие технологии стоят дорого), они в конечном итоге оказываются дешевле, безболезненнее и эффективнее низкотехнологичных манипуляций. Взять хотя бы пункции опухолевых изменений, предположим, поджелудочной железы. У пациента изменился цвет кожи, а после обычного УЗИ подозревают рак головки поджелудочной железы. Чтобы дать человеку квоту на проведение операции по ВМП, надо гистологически подтвердить диагноз – такой порядок действует в России. Значит, пациента надо пунктировать.

Как происходит пункция? Если используется эндоузи, то мы заходим в двенадцатиперстную кишку (головка находится в непосредственном соприкосновении со стенкой), между ультразвуковым датчиком и опухолью ничего кроме тонкой стенки кишки нет. Вид – идеальный. Что это даёт? Какие плюсы? Мы не можем промахнуться, потому что это очень близко. И после того, как выполним пункцию, совершив много движений, веерообразно расходящихся по всей опухоли, наберём клеточного материала в просвет иглы, вытаскиваем иглу. Даже если на её кончике есть какие-то остатки опухолевой ткани, то они останутся в стенке двенадцатиперстной кишки, не добавят проблем со здоровьем пациенту. Во время операции панкреатодуоденальной резекции двенадцатиперстная кишка будет удалена. Поэтому даже если мы теоретически обсеменим этот тонюсенький (всего 2-3 мл) канал – это не проблема, так как этот орган всё равно уходит в материал. Но если опухоль головки поджелудочной железы исследуется через кожу, то какие ткани «протыкает» иголка? Кожа, подкожная клетчатка, жир, мышцы, брюшина и – не дай бог – ещё кишка, сальник.

Большое расстояние, плохая видимость, поэтому тяжело попасть (поджелудочная железа – небольшой орган) в головку. А при выведении иглы неизбежно часть поражённых болезнью клеток будет находиться на её кончике, их оттуда никак нельзя убрать. Если данные опухолевые клетки не погибнут, а реализуются, то это будет называться имплантационный метастаз. Такие случаи в онкологии встречаются очень часто. Соответственно, вся огромная работа, которая была проведена не только бригадой врачей, но и самим пациентом, пережившим такую сложную операцию, может пойти насмарку.

В Европе метод эндоузи, как говорилось, применяется часто. Другое дело – страны Дальнего Востока и Азия. В ходе конференции в Шанхае стало ясно, что в Китае, как и в России, эндоузи не имеет широкого распространения, поэтому развитие данного направления и у нас, и в Китае станет прорывом в диагностике заболеваний поджелудочной железы. Тысячи, а может быть и сотни тысяч жизней будут спасены.

Что касается привлечения на данном этапе иностранных пациентов к нам, то трудно поверить, что, например, те же голландцы проигнорируют своих специалистов и приедут в Москву. Хотя у меня есть постоянные пациенты из стран дальнего зарубежья – из Новой Зеландии и США.

Эндоузи (во всяком случае в нашем отделении клиники) – это «вишенка на торте». Всё больше и больше людей узнают из разных источников про этот эффективный метод. Некоторые приходят на профилактические осмотры, когда не имеют жалоб, по сути дела, включают это исследование в диспансеризацию. И это правильно – потому что диагностика рака поджелудочной железы возможна только эндоскопическим ультразвуком. На первых этапах при становлении этой методики часто привлекались врачи ультразвуковой диагностики. Но несмотря на опыт и отличную школу, для них зачастую это сложный процесс – они видят ультразвуковую анатомию совершенно по-другому, с другого ракурса, не как мы – с обратной стороны, со стороны брюшной полости. В результате перед ними предстаёт, если так можно выразиться, совершенно другая анатомия. Я их приглашаю иногда, чтобы они познакомились с методом. Есть специальные курсы по эндоузи и в России, и за рубежом. Мы, кстати, также проводим подобные семинары. Ближайший планируем провести весной. Хотим сделать базовый курс, который будет отличаться от других аналогичных мероприятий, проходящих в Москве. Мы не только проведём лекции курсантам, а также покажем на практике, как выполняется эндоузи. Курсантам дадим эндоскопический аппарат и предложим пунктировать животных – медицинских свинок, которых вводят в наркоз и на них учатся. Это очень полезные занятия. Сам их прошёл, когда учился делать диссекции при раннем раке на поросячьем желудке.

Алексей ПИМШИН, Медицинская газета №5 от 6.02.2019



Возврат к списку