Клинический центр

им. И.М. Сеченова

Клинический центр Первого
Московского государственного
медицинского университета
имени И.М. Сеченова

Ученый объяснил разную смертность от коронавируса по странам

Ученый объяснил разную смертность от коронавируса по странам 16.03.2020

После того как COVID-19 вышел за пределы Китая, появилась возможность наблюдать за его статистикой в других странах. И статистика эта вызывает, мягко говоря, удивление. Так, если в благополучной стране Италии смертность аномально высокая и продолжает держаться на уровне 5–6%, то в примерно столь же благополучной Германии до последних дней при 1200 зараженных она держалась на нуле, а теперь составила доли процента.
Что происходит? Об этом обозреватель «МК» поговорил с директором Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И.Марциновского Сеченовского университета, членом-корреспондентом РАМН Александром Лукашевым.

— Александр Николаевич, по последним данным, количество зарегистрированных случаев COVID-19 в Италии достигло 12 462 и 827 человек умерло. А вот в Германии на 1966 инфицированных — 3 летальных исхода. Сейчас звучит множество версий, объясняющих высокую смертность от коронавируса в Италии: от того, что причина в высокой продолжительности жизни населения, риск летальности среди которого выше, до мутации вируса. В чем причина, на ваш взгляд?

— Я думаю, в первую очередь дело в эффективности диагностики. Предполагать какие-то изменения в вирусе никаких оснований сегодня нет. Речь идет о низкой эффективности выявления легких случаев и их отсутствии в статистике. Я предполагаю, что истинный масштаб распространения вируса в Италии на порядок выше, чем представлен в статистике.

— Получается, что в Германии статистику ведут лучше и дело вовсе не в более высоком уровне медицины в этой стране?

— Может быть, уровень медицины там и выше, но уж точно не в десять раз, чем в Италии. А статистика, безусловно, в Германии ведется лучше. Получается, там выявляют и легкие случаи болезни — поэтому «в среднем» смертность низкая. Скорее всего, ситуация в Германии и в Корее, где также статистика и качество выявления пациентов на высоте и уровень смертности низкий, демонстрирует истинное положение вещей.

— То есть, например, версия о том, что немцы изобрели тайное лекарство — из области фантастики?

— Если б изобрели — уже сообщили бы. Конечно, качество лечения тоже влияет на уровень летальности, но принципиальной разницы между Италией и Германией в этом плане нет. Да и даже то, сколько россиян привезли сегодня вирус именно из Италии, говорит в пользу того, что распространенность инфекции в этой стране выше, чем в статистических данных. В Италии проживает 60 миллионов человек. Когда туда приехали наши туристы, официально было около 3 тысяч зараженных. И предположение, что больше 20 наших сограждан умудрились контактировать с больным итальянцем, то есть с одним из двадцати тысяч, да еще и от него заразиться, вызывает серьезные сомнения. И может означать, что масштаб эпидемии в Италии больше.

— Версии о новой мутации вируса и появлении нового свирепого подтипа в Италии имеют право на жизнь?

— Вирус, конечно, мутирует — это естественный процесс. Но говорить о появлении новых подтипов пока что неуместно. В среднем циркулирующий вирус набрал 10 мутаций, но этого слишком мало, чтобы сравнивать их свойства и патогенность. Подтипы могут появиться через несколько лет. Совершенно не факт, что мутации хоть как-то влияют на свойства вируса, большая часть мутаций — «молчащие», это нормальный процесс.

— Кстати, упоминается еще, что в Италии стали тестировать на коронавирус всех умерших, включая тех, кто за помощью не обращался, а умер, например, от инфаркта или инсульта. И у многих диагностируют COVID-19 посмертно. Поэтому в том числе так высок процент летальности...

— Это в принципе укладывается во все то, что мы обсуждали: если мы будем обследовать только тяжелобольных или умерших, то будем искажать статистику. То есть это еще один пример того, как можно исказить статистические данные.

— Можно ли сегодня предполагать, каков реальный процент летальности при коронавирусе?

— Высчитывать его сегодня бессмысленно: в большинстве стран не выявляются все легкие случаи. По моим ощущениям, не только в Италии, но и в Иране заболеваемость на порядок выше, чем сообщается.

— Отчет ВОЗ по ситуации в Китае показал, что две трети из числа близких контактов, заразившихся от больных (а заразилось всего 1–5%), оказались бессимптомными носителями...

— Я не удивлен. Конечно, смертность не микроскопическая, она заметная. Но действительно она намного меньше, чем ожидалась по первым данным. Более того, если посмотреть на китайские данные, она очень быстро падала каждую неделю развития вспышки и была гораздо ниже в других городах, чем в Ухане. Опять же это может быть связано с более тщательной регистрацией легких случаев.

— Есть версии, что на Дальнем Востоке больных уже не меньше, чем в Китае...

— Я так не думаю. В Москве сегодня проводится скрининг всех пневмоний, не думаю, что могли бы упустить тысячи больных — это фейки, ничем не обоснованные. Но по факту большинство стран мира не смогли полностью предотвратить распространение вируса на их территориях.

— Существует мнение, что этот вирус природно-очаговый и основной очаг погашен, дальше ничего не пойдет...

— Природно-очаговый вирус — тот, что циркулирует в очаге и периодически заражает людей. Типа коронавируса MERS, который постоянно циркулирует среди верблюдов и иногда заражает людей. А вот COVID-19 совершил единомоментный переход от животного к новому хозяину — и теперь он чисто человеческий.

— Каков ваш прогноз распространения вируса в России?

— На сегодня наши санитарные службы, по всей видимости, смогли избежать неконтролируемого распространения вируса, и даже если оно начнется, у нас будет фора по времени и пример европейских стран, где это началось раньше, так что мы сможем на их опыте избежать многих проблем, в том числе организационных и медицинских. И это уже очень большое достижение. С другой стороны, пока не выработается коллективный иммунитет, полностью распространение вируса предотвратить сложно.

— Какие меры предохранения эффективны?

— Контактный путь передачи имеет место, поэтому можно посоветовать попробовать для начала последить за своими руками в транспорте, общественных местах, насколько часто вы прикасаетесь к поверхностям и к слизистым (носу и глазам), едите ли немытыми руками. Это тот путь передачи, который можно прервать, всего лишь контролируя себя.

— Итальянцам рекомендуют держать метровую дистанцию.

— Это правильно. Вирус не так заразен, чтобы передаваться на 6 метров, как вирус кори, так что 1 метр — разумный компромисс между снижением распространения вируса и общения. Ну и за руки лучше не здороваться. Пожилым людям для снижения риска заражения можно выехать на дачу.

— По поводу появления вакцины многие врачи настроены скептически. А вы?

— Я тоже думаю, что в этом году лицензированной для применения у людей вакцины не будет. Вакцин от человеческих коронавирусов для широкого применения в мире еще не было. Нет индустрии производства таких препаратов, нет фундаментальных знаний об их безопасности и эффективности. В общем, разработка такой вакцины будет не быстрой.

— Многие прогнозируют, что ситуация стабилизируется с потеплением. Зависит ли циркуляция этого вируса от погодных условий — с учетом того, что он прекрасно себя чувствует в жарких странах?

— Все известные коронавирусы человека распространяются в странах с умеренным климатом преимущественно с декабря по апрель. Конечно, нет гарантии, что так будет и в этот раз, но надежда есть. Безусловно, вирус никуда не исчезнет, но его распространение, скорее всего, замедлится.

— В Китае мы уже наблюдаем резкий спад. Там регистрируется всего по нескольку случаев в день. Может ли там быть вторая волна?

— Вторую волну нельзя исключать. Мне, например, непонятно, как Китай будет выходить из карантина, да и любая другая страна. Сейчас вспышка там под контролем, однако никто не сможет жить в условиях карантина долго.

Источник: МК.RU


Возврат к списку